Домашний круг

  • Ворота на Запад

    Ворота были черные. Плотно заперты, да еще за решеткой. Поделены на прямоугольники,
    и в каждом — рельеф. Картинка. Нижняя меня изумила. Кентавр. Скачущий во весь опор человекоконь повернул человеческое туловище к преследователям и натягивает лук. И ветер раздувает его бороду. На воротах православного храма святой Софии — кентавр? Я повернулся
    к нашему гостеприимному хозяину, спросил: «А это что?» — «Кентавр», — ответил он с улыбкой.

    121
    0
    Елисеев Никита
  • Освежающий одуванчик

    В холодную пору мы уже как-то беседовали о согревающих нас продуктах, которые рекомендует аюрведа.
    Теперь поговорим о тех, что помогают охладиться.

    90
    0
    Выдревич Галина
  • Три поэта

    Слава богу! Лето! Солнце и дожди, ветер и зелень, и пестрый воробей на ветке рядом с кленовым листом. Вспоминается Василий Розанов: «Солнце древнее Христа». Как человек, интересующийся богословием, имею что возразить: может, и древнее, но не вернее. Как человек, интересующийся религиоведением, не могу не согласиться: первый (неудавшийся) очерк монотеизма, единобожия — религия солнца древнеегипетского гения и деспота Эхнатона. Первый монотеистический рельеф: диск солнца, а от него тонкие ручки-лучики с распахнутыми навстречу людям крохотными ладошками.
    В летние дни, когда солнце тянет к тебе ладошки, хочется поэзии.

    89
    0
    Елисеев Никита
  • Пуант. Болевая точка

    Выбрали место захоронения случайно.
    Никто из выбирающих ведать не ведал, почему Левашово — Левашово.

    139
    0
    Елисеев Никита
  • Очерственные потравины

    Затяжные праздники в начале месяца позволили многим слегка передохнуть и расслабиться. Мне вот, например, удалось побывать в одном из любимейших мест — в Праге. С удовольствием снова побродить по ее узким улочкам и с не меньшим удовольствием вкусно поесть. Кстати, заголовок означает «свежие продукты» — на чешском.

    130
    0
    Выдревич Галина
  • Вот и лето пришло…

    И этим все сказано. Так хорошо на переломе от весны к лету. Так тепло, так роскошна молодая зелень, что нет слов. Счастье не описать. Можно молча вешать гамак или раскладывать шезлонг в полном восторге.

    139
    0
    Елисеев Никита
  • Гроб волхва

    Вот это и есть поэт. Два коротких слова, а какой гром, какая мистическая или героическая поэма: гроб волхва. Более того, обозначение того места, где помещен гроб, — берег Волхова.
    И того более: как же поэт угадал, как увидел, что здесь будет спустя столетие? Того удивительнее, куда он эту апокалиптическую картину вмонтировал: в самую великую русскую идиллию, в одно из лучших русских стихотворений о счастье.

    175
    0
    Елисеев Никита
  • «Люблю я макароны…»

    Почему-то привести себя в порядок все стремятся именно к лету. И сбросить лишнее, подкачать, скажем так, слегка ослабевшие мышцы, улучшить цвет лица и т. д., и т. п. Ну и, конечно, начинают обращать особое внимание на то, что едят. И резко исключают все «вредности». Почему-то в первую очередь — макароны. А зря.

    166
    0
    Выдревич Галина
  • Сухой апрель

    Все. Выбрались из тьмы и холода. Вся эта белизна снегов ничто по сравнению с голыми ветками, на которых видны пузырьки почек. Скоро на дачу. В лес — хоть сейчас.
    Если уметь искать, можно найти грибы, похожие на грецкие орехи: сморчки — и похожие на минареты: строчки.
    Какие бы строчки почитать сейчас?

    173
    0
    Елисеев Никита
  • Живой дом

    Главный герой «Белых ночей» Достоевского прав. Дома, они… живые.
    Особенно если дом сделан, как стихотворение.

    189
    0
    Елисеев Никита
  • Непростой орешек

    Идет Великий пост — самый строгий из всех православных постов. Исключаются
    все мясные и молочные продукты, а также яйца. Трудно. Но разнообразить меню и создать дополнительный запас микроэлементов и витаминов помогут орехи.
    А тем, кто про пост даже не слышал или исповедует другую веру, просто будет вкусно.
    И полезно, конечно.

     

    183
    0
    Выдревич Галина
  • Весенний коктейль

    Февраль — кривые дороги. Конец марта — не прямее. Снег умирает, но не сдается. Оседает, расползается в лужи, под которыми — лед. Лужа со льдом — весенний коктейль. Оскользаешься, бухаешься в него, а над головой в яснеющем, синеющем небе — птички: тю, тю! — тю, тю! И душу (перефразируем Тютчева) обдает весною. Хочется поглядеть назад, в долгую зиму, которой недолго осталось.

    173
    0
    Елисеев Никита