09 июня 2024
501
Елисеев Никита

Под порогами

В городе Подпорожье есть ворота. Без забора — просто два столба. Это ворота бывшего лагеря.

Мобильная версия для смартфонов и планшетов

Дивный топоним: Подпорожье. Деревня Подпорожье, впервые упомянутая в летописи в 1536 году, стояла на берегу Свири, за её порогами. Запорожье уже есть, значит, Подпорожье. Под порогами. Получается мистика какая-то, волшебство: катятся через камни бурные потоки, а под ними – жизнь, подпорожная, но человеческая. Над этой жизнью – водяной, мчащийся купол.

 

Художники и ГЭС

 Художники с конца XIX века облюбовали Подпорожье и его окрестности. Недалеко от столицы (относительно недалеко) – водопады. Дикая природа. Рисуй – не хочу. И рисовали. Причём самые разные художники: от нежного Поленова до декоративно-брутального Рериха, от русского импрессиониста Коровина до реалиста Архипова. Теперь-то порогов нет. И Подпорожье из деревни с 1956 года стало небольшим, но городом.

 

Вместо порогов – ГЭС. Две ГЭС. Нижне-Свирская и Верхне-Свирская. Построить их предложил аж в 1916 году гениальный инженер-гидротехник, Иван Васильевич Егиазаров. В будущем один из разработчиков плана ГОЭЛРО, консультант Госплана СССР, профессор в ЛЭТИ (Ленинградском электротехническом институте), директор Водно-энергетического института Армянской ССР, академик АН Армянской ССР, депутат Верховного Совета СССР, член ВКП (б), само собой. Зарезан в собственной ереванской квартире в 1971 году во время ограбления. А тогда – ученик Графтио, сын тифлисского купца первой гильдии, домовладельца Василия Егиазарова. Дом Егиазаровых в Тбилиси на улице Шалвы Дадиани (бывшей Ильи Чавчадзе) стоит до сих пор. И племянница академика в этом доме по сию пору живёт. При советской власти Егиазаровых уплотнили, оставили три комнаты, но не выселили – такое случалось.

Но это в сторону. Вернёмся к свирским порогам. Проект Егиазарова положили под сукно. Во-первых, шёл третий год войны. По газетным сводкам, как обычно, победоносной, на самом деле тяжелейшей. Снарядный голод на фронте, дичайшее казнокрадство в военном ведомстве… Словом, не до ГЭС. Во-вторых, царская бюрократия была довольно неповоротлива, не склонна к экспериментам. Необходимую аграрную реформу никакой Столыпин бы не провёл, если бы не всероссийский бунт 1905 года, а тут ГЭС... ГОЭЛРО... спешить некуда с водными мероприятиями, да и неизвестно, как они повернутся.

А тут большевики первого призыва. Безответственные социальные экспериментаторы. Что там ГОЭЛРО! В Москве – первый в мире Институт по переливанию крови, конечная цель – достижение физического бессмертия. Разумеется, за электрификацию всей страны (Советская власть у них уже была) ухватились всеми руками и ногами. Поначалу не очень с этим заладилось: по всей территории страны – гражданская война, то есть война всех против всех, когда сегодняшний союзник вполне может стать завтрашним врагом и vice versa (наоборот).

После победы в этой войне против всех к электрификации приступили плотно. Но не сразу. Строительство Нижне-Свирской ГЭС неподалёку от Подпорожья началось в 1927 году, а завершилось в 1936. Рабочие руки. Где их взять на тяжёлую массовую работу? Если платить за эту работу столько, сколько она стоит – не потянет бюджет. Энтузиазм? Строим для будущих поколений? Работает, но не таких оборотах, какие необходимы. Ленин внимательно проштудировал опус Николая Бухарина (по словам того же Ленина: «никогда ничему серьёзно не учившегося») «Экономика переходного периода». Оставил на полях ругательные маргиналии: «Чушь!», «Ерунда!», «Сказанул!», только одна глава книги удостоилась уважительных подчёркиваний и замечаний: «А вот это верно!», «Додумать!», «Неплохо». Глава называлась: «Внеэкономическое принуждение при социализме».

 

Ворота и священник

 

В городе Подпорожье есть ворота. Без забора. Одни ворота. Старожилы знали, что это за ворота. Это – ворота концлагеря, извините, исправительно-трудового лагеря. За воротами были бараки. В бараках жили зэки, строители Нижне-Свирской ГЭС. Рядом с лагерем были бараки для энтузиастов, приехавших строить будущее добровольно. Чуть получше. В бараке для зэков помещалось 500 человек, для энтузиастов – 250. Энтузиастов было поменьше чем зэков.

Это был Свирьлаг. В официальных документах: Свирлаг. Один из первых островов архипелага ГУЛАГ'а в СССР. От этого лагеря остались документы. Далеко не от всех лагерей остались документы. От этого остались: 70 томов. Фамилии заключённых, доносы на заключённых, повторные дела. Копать и копать, исследовать и исследовать. Обнаружены эти документы были недавно … в Выборгском областном архиве. Можно догадаться, как и почему. Подпорожье в годы войны было захвачено финнами. Финны и отправили документы в Виипури (ныне Выборг).

Первый контингент зэков прибыл с Соловков, из СЛОН'а (Соловецкого лагеря особого назначения), поэтому первостроителями Нижне-Свирской ГЭС были по большей части священники. Среди них был священник, о котором стоит рассказать подробнее. Отец Алексей Западалов, друг Александра Куприна. Одну из историй, приключившихся с ним, Куприн преобразовал в рассказ «Анафема». Отец Алексей Западалов не просто отказался анафемствовать Льва Толстого. Он пропел ему … вечную славу. В церкви. Только у Куприна это простой деревенский поп, которому просто нравится то, как и что пишет Лев Толстой в своих беллетристических произведениях, а до умствований графа ему дела нет. Отец Алексей Западалов был образованный, интеллигентный столичный священник.

В 1921 году он отпевал Александра Блока в церкви на Смоленском кладбище. И как отпевал! Об этом рассказала Ходасевичу и Берберовой Ольга Форш, присутствовавшая на отпевании. Под конец литании взял и громогласно на всю церковь прочёл своё любимое блоковское стихотворение: «Я послал тебе чёрную розу в бокале золотого, как неба аи».

До 1922 года отец Алексей Западалов был «обновленцем». Было такое реформаторское течение в русской православной церкви. Дешёвая церковь – Христос и апостолы были бедны, как же мы можем быть богаты? Бесплатные требы – брать деньги за таинства (крещение, бракосочетание, соборование, отпевание) – грех. (Позвольте, а на что жить церкви? На добровольные даяния прихожан, потому и церковь – дешёвая). Самостоятельность прихода. Церковное начальство не имеет права снять с прихода священника, если паства против.

Как вы догадываетесь «обновленцы» поддержали Февральскую революцию, а многие из них и октябрьский большевистский переворот. В числе этих многих «обновленцев» был и священник, отец Алексей Западалов. Потому и отпевал Александра Блока. Не каждый бы священник согласился отпевать поэта, написавшего: «Товарищ, винтовку держи, не трусь: пальнём-ка пулей в святую Русь!»

«Обновленцем» отец Алексей Западалов был до расстрельного процесса митрополита Вениамина. Во время гражданской войны он скрепя сердце был готов принять красный террор. Но после победы – расстрел священников? Отец Алексей Западалов примкнул к «катакомбникам», к священникам, не согласным с декларацией митрополита Сергия о сотрудничестве с новой властью, ибо ведь «нет власти аще от Бога». Слова апостола Павла многозначны. А если власть не от Бога и более того против Бога, то это не власть и подчиняться ей нельзя.

Западалов был арестован, отправлен на Соловки, оттуда во вновь образованный Свирьлаг. Он и в лагерях продолжал отправлять тайные богослужения, исповедовать. Донесли. Быстрое следствие. Расстрел. Похоронен где-то в окрестностях Подпорожья. Там много кто похоронен. Свирьлаг был свирепым лагерем. Помимо расстрелов умирали и от … естественных причин.

Такая вот жизнь получилась под порогами, под водным, стремительным куполом. Или под порогом. Под порогом нашей истории.       

если понравилась новость - поделитесь: