16 октября 2021
952
Дмитрий Синочкин

Александр Царев: к перспективам развития рынка относимся со сдержанным оптимизмом

Рынок дорогих загородных домов сейчас на подъеме. У нас результаты будут существенно выше прошлогодних.

Мобильная версия для смартфонов и планшетов

Экспертное мнение Александр Царева, председателя Совета директоров компании «Росса Ракенне СПб»:

В третьем квартале мы продали три инвестиционных дома в «Медном озере-2». (Строили без заказа, специально на продажу). Два – примерно по 35 млн рублей и один – около 40 млн рублей. Кроме этого и в Солнечном (КП HONKANOVA), и на Медном озере заключали контракты на строительство новых домов.

Спрос выше, ситуация лучше, чем в 2020-м. В первом полугодии 2020-го покупатели были в некоторой растерянности, даже в шоке: COVID, карантин, непонятно, что делать. Потом ситуация выровнялась, начались продажи. С января 2021 года – по нарастающей.

Если сравнивать с докризисным 2019 годом – объемы выросли на 30-40%. Не думаю, что это надолго.

Рост спроса привел к некоторому увеличению сроков поставок. У головного концерна HONKA заказы чуть ли не на год вперед расписаны. У нас, как у эксклюзивных дистрибьютеров, есть определенные преференции, но срок изготовления деревянных конструкций увеличился. Сейчас мы продаем дома, конструкции для которых приедут в Россию в конце первого квартала 2022 года. Монтаж займет еще три-четыре месяца.

Зато на наш сегмент меньше повлияли скачки цен на мировых рынках, сильно изменившие ситуацию в масс-маркете. В Финляндии повысили цены на деревянные конструкции, примерно на 5% (в евро). В России, конечно, случилось повышение себестоимости материалов и работ для нулевого цикла, инженерных сетей, отделки. Подорожали и материалы, и бетон, и металл. На финише общее удорожание дома составляет до 10%. Мы стараемся сохранять цены на привычном для покупателей уровне.

Аналитики и девелоперы рассчитывают, что себестоимость российских деревянных домов удастся снизить после введения запретительных пошлин на вывоз «кругляка». На домах HONKA эти меры никак не скажутся: все необходимые лесоматериалы приобретаются там же, в Финляндии. А о ценовой конкуренции мы задумаемся, когда в России начнут производить дома сопоставимого качества.

Покупательские предпочтения за последний год практически не изменились. У девелоперов и маркетологов, работающих в городском элитном сегменте, были надежды на оживление рынка в связи с переездом в Петербург структур «Газпрома». Мы пока особых перемен не ощутили. Во-первых, мы не спрашиваем, где человек работает: захочет – скажет. Иногда отношения с заказчиком вообще строятся через представителя. Во-вторых, клиенты из этой сферы у нас всегда были, и сейчас есть. Радикальных изменений на рынке мы пока не видим. Возможно, в перспективе сдвинется «верхняя планка» требований. Но мы и так стараемся на нее ориентироваться.

Наши поселки изначально строились с очень неплохой инфраструктурой, с большим вниманием к спортплощадкам, прогулочным и рекреационным зонам; мы много места отводим под эти функции. Возможно, несколько лет назад такой подход выглядел даже избыточным. С учетом последствий пандемии эти опции стали более значимы: важно, чтобы было где прогуляться. Проще говоря: у нас это было всегда, а теперь для верхней ценовой категории – просто необходимо. Максимально плотная «нарезка» - совсем не наш подход.

То же относится к максимальному сохранению леса на территории поселка. Несколько лет назад это могло выглядеть как причуда застройщика, сейчас – как преимущество.

По большому счету, чтобы сохранить лесной массив на участке, достаточно иметь подъездную технологическую дорогу (потом она становится основной). И само пятно застройки – в зависимости от того, какой дом строится: 15 на 20 метров, или больше. Мелколесье и нездоровые деревья вырубаются, это санитарные рубки. Но взрослые деревья, конечно, стараемся сохранить. У нас на Медном озере практически на всех участках сохранены не только сосны и если, но и черничник. Больше половины деревьев – сохранены. Но для этого и участки должны быть достаточно просторными.

Конечно, собственник на своей территории имеет законное право учинить сплошную вырубку. Но наши покупатели (в основном) люди разумные, и они не для того приобретают загородный дом, чтобы все расчистить под ноль и залить асфальтом. 9 из 10 стараются максимально сохранить лес. В некоторых случаях деревья проходят прямо через навес для автомобиля.

Прогнозы по развитию рынка делать сложно. Мы традиционно стараемся подходить к оценке перспектив с оптимизмом. Сейчас наш оптимизм, в силу ряда процессов в экономике, стал более сдержанным. Всплеск интереса к загородной жизни будет плавно затухать, но сохранится на более высоком уровне, чем до кризиса.

На уровне правительства много разговоров о поддержке частного домостроения. Но мало реального дела. Например, в Финляндии HONKA заключает очень неплохие контракты на строительство школ, медицинских центров и прочих общественных зданий. У нас пока об этом больше говорят. Хороших примеров, когда меры господдержки действительно идут работали на пользу рынку, немного. Разве что «дачная амнистия» - но она важна для массового сегмента.

В будущем году готовим новый проект, скорее всего – во Всеволожском районе, на 70-80 домовладений.

если понравилась новость - поделитесь:

comments powered by HyperComments

Последних
новостей