1861
0
беседовал Дмитрий Синочкин

Игорь Оноков: «Мы ищем свою нишу»

В портфолио компании «Леонтьевский мыс» трудно увидеть приверженность какой-то определенной теме. Флагманский проект «Леонтьевский мыс», который завершается в этом году, — дорогой, сложный, масштабный. Есть «Университетский Петергоф» — комфорт-плюс на престижной окраине. Есть малоэтажный опыт — «Коломяги-эко». А теперь застройщик планирует выйти в Ленобласть, и не в ближний пригород, а сразу в Лебяжье.
Об особенностях рынка мы беседуем с генеральным директором фирмы Игорем Оноковым.

– Много ли планируете построить в Лебяжьем?
– Нет, все довольно скромно: три четырех-этажных корпуса, порядка  8000 кв.м, 158 квартир. Это будет проект эконом-класса, рассчитанный на ближайшее окружение. Только жилье, никакой коммерции. В этом смысле похоже на наш проект в Коломягах.

– Кто покупатели?
– Рядом — Сосновый Бор, здесь идет активное строительство второй очереди ЛАЭС. Приезжают специалисты… Надеемся, удастся привлечь и некоторых клиентов, заинтересованных в рекреационном жилье. Для них спроектированы видовые квартиры.

– Как по времени?
– Полагаю, уложимся за год.


– В Лебяжьем нет конкуренции?
– Практически нет. И еще вопрос, так ли это хорошо. Зато в Сосновом Бору есть
и конкуренты-застройщики, и покупатели.

– С какого уровня цен начнете продажи?
– С 50 000 рублей за квадратный метр. Ближе к завершению объекта выйдем на 60 000.

– Ближе к городу есть предложения и дешевле. Например в Новогорелово…
– В нашем проекте есть особенности, возможные именно в малоэтажке. Например, на первом этаже будут квартиры с участками; дом не поднят по отношению к земле. То есть вход — прямо с улицы.

– Не опасаетесь соблазна устроить в таких помещениях какую-нибудь торговлю?
– Нет, наш участок — на тихой, тупиковой улице, никакого потока посетителей. Это именно для жизни. Мы рассчитываем на развитие Соснового Бора. Этот процесс потянет за собой и развитие прилегающих территорий.

– Идея децентрализации, развития городов и городков региона обсуждается давно. Но все как-то не получается. Почему?
– Во-первых, мало градообразующих предприятий. Во-вторых, небольшие населенные пункты испытывают острую конкуренцию со стороны новых «спальников», которые возникают по соседству, на сельхозке, а такая земля в разы дешевле. Получаются кварталы в духе «Северной долины» — недорогие, но с очень серьезным дефицитом инфраструктуры.
В Подмосковье и администрация, и девелоперы уже увидели и почувствовали эти недостатки, они уже вылезли из этого болота, а мы пока все глубже в него забираемся…

– Программа «Светофор» предполагает дополнительную нагрузку на застройщиков…
– Да, но это как раз в ближних пригородах. А Лебяжье — в «зеленой» зоне. Здесь как раз есть заинтересованность в том, чтобы привлечь девелоперов.

– И какова доля земли в будущей стоимости квадратного метра?
– Примерно две тысячи рублей на «квадрат».

– Студии в вашей квартирографии есть?
– Несколько штук, без них было не обойтись. Для этого района — не самый ходовой товар, здесь нет речи об инвестиционном спросе. Разница в цене между стартом и финишем невелика, покупать, чтобы сдать в аренду, — тоже вряд ли.
Конструктив — тот же, что мы использовали в Коломягах: железобетон, монолит. Планировки должны быть не усеченные, а для нормального проживания. Однокомнатная квартира — 42–45 кв.м.
Здесь будут покупать для себя. Рядом пляжная зона, есть хороший курортный потенциал. Лебяжье возле Соснового Бора — примерно как Курортный район при Петербурге. Но ближе. Охраняемый парк есть, определенная историческая аура. Старинная лоцманская школа, церковь святого Николая.

– Удаленности не боитесь?
– На автомобиле от центра — порядка 30 км. 10–12 км от Кольцевой. И трасса на Сосновый Бор поддерживается в приличном состоянии. До электрички, до станции — меньше километра, ходят автобусы (метров двести до остановки).
В самом Лебяжьем есть все необходимое: магазины, почта, всякие учреждения. Конечно, расположение в обжитом поселке дает определенные преимущества по отношению к новостройкам в чистом поле. Кроме того, рядом с поселком дислоцирована большая воинская часть (пограничники), поэтому существует рынок.
На наш взгляд, это пока невостребованный, недооцененный район с хорошим потенциалом. Наша цель — продвинуть его, в некотором смысле — создать моду.
Посмотрим, попробуем. Получится — будем развивать дальше. Мы отрабатываем не только место, но и сам проект. Если этот формат станет востребованым, применим его и в других местах.

– Какие-то интересности закладывали? Кроме квартир с палисадничком?
– Да: например, спроектировали высокую кровлю, с чердаком. Это снижает теплопотери, и дом смотрится в сельской местности более уместно, не как пятиэтажки с плоской крышей.

– В петербургском регионе в этом году был отмечен определенный подъем спроса. Но предложение растет еще быстрее. Аналитики полагают, что последует спад. Готовы ли вы стартовать в условиях снижения спроса? Как-то подстраховались?
– Наша цена близка к стоимости госзаказа. Возможно, мы примем участие в каких-либо госпрограммах. Например, связанных с расселением аварийного жилья, с квартирами для военных
(у них есть свои программы). Госзаказ поможет в сложной экономической ситуации. На верхних этажах цены, конечно, будут солиднее: там и потолок повыше (до 330 см), и корабли видны.

– Проектировщика уже выбрали?
– Как раз сейчас выбираем. По проекту в Коломягах мы работали со «Студией–17» архитектора Святослава Гайковича. В целом довольны, но… Там мы практически не вмешивались в проект, и в таком подходе есть свои недостатки. Возможно, стоило заглубить здание еще на метр и сделать коммерческий этаж, а не чисто технический. Были бы другие показатели по экономике проекта. И по мансардному этажу были нереализованные возможности. Все это учтем, конечно.

– У вас интересный набор: элитка, малоэтажка, масс-маркет…
– Мы ищем себя, свою нишу. «Леонтьевский мыс» оказался сложным и тяжелым проектом, сейчас видно, что его надо было фазировать, «рубить» на части. Мы ищем актуальное направление, с учетом всех сложностей в экономике. Надо определить, где поток клиентов будет оставаться, включая господдержку отдельных категорий граждан, сертификаты и прочее.
Кроме того, идет отработка самых эффективных технологий. Уместных при этом по себестоимости. Панельные дома строить не будем: это, может быть, выгодно (в короткой перспективе), но это прошлое.

– У проекта в Лебяжьем есть название?
– Рабочее — есть. Пока мы его не утвердили, покрутим еще. Скорее всего, оно будет связано с историей этого места.

 

К СВЕДЕНИЮ

Игорь Оноков родился 28 февраля 1958 года.
Окончил ЛИАП (в 1981 году), затем аспирантуру. Работал научным сотрудником ЛИАП, руководителем группы в Ленинградском центре научно-технической пропаганды, научным сотрудником НИИ телевидения, затем в Центре специальных информационных исследований в Берлине.
В 1994 году организовал ЗАО «Независимая морская лаборатория». С 2006 года — генеральный директор ООО «Леонтьевский мыс».
Почетный консул Мальты в Санкт-Петербурге с 2001 года. Кандидат технических наук, доктор педагогических наук, президент Фонда развития баскетбола им. В. Кондрашина — А. Белова, член попечительского совета музея «Павловский дворец» города Павловска Санкт-Петербурга.

***

Деревня Лебяжье — постарше Петербурга. Она упоминается в Дозорной книге Водской пятины Корельской половины за 1612 год. Есть это селение и на карте Ингерманландии, уже по-шведски: как мыза Isomaki.
Когда побережье залива в ходе Северной войны у шведов отбили, Петр I подарил эти земли фельдмаршалу Шереметеву. Последним владельцем Лебяжьего из рода Шереметевых был флигель-адъютант, камергер Дмитрий Николаевич Шереметев. Начиная с 1837 года поместье меняло хозяев, некоторое время им владел писатель М. Е. Салтыков-Щедрин.
В 1867 году на окраине деревни было построено лоцманское селение, с двумя (до сих пор действующими) церквями во имя покровителя моряков Николая Чудотворца.
В 1870-х годах в Лебяжьем открылась лоцманская школа.
В советское время здесь появились: школы, блочные пятиэтажки и НИИ от ФГУП «Электроприбор».

если понравилась статья - поделитесь: