516
0
Дмитрий Синочкин

Вода под угрозой

Чиновники хотят снять запрет на приватизацию участков у источников питьевой воды. И проясняют порядок аренды береговых наделов.

Сейчас в водоохранных зонах ничего строить нельзя, и хозяйственная деятельность в них жестко ограничена.

Что будем пить?

 

Первая зона — 30–50 метров от водозабора. Вторая, которую предлагают пустить в оборот, определяется по хитрой формуле, по таблицам СанПиН, обычно — от 500 до 1000 метров. Во «втором поясе» можно сдавать в аренду, но приватизировать и продавать — нельзя. Поправить Земельный кодекс предлагают юристы Росреестра. Поправка совсем коротенькая: в статье 27, где перечисляются участки, ограниченные в обороте, вместо слов «в первом и втором поясах» написать «в первом поясе». Инициаторами выступили подмосковные власти. Обоснование: чиновники указывают, что ограничения «второго пояса» охватывают 35% территории Московской области. И что «нанесение ущерба источникам питьевого водоснабжения не зависит от вида права» — то есть арендатор может нагадить не хуже собственника, а штраф с владельца взыскать проще. И что во «втором поясе» успели построить 33 многоквартирных дома, 5255 домов ИЖС и 2153 нежилых объектов. И теперь участки под ними нельзя выкупить. А если разрешить приватизацию и выкуп, то продажа и перераспределение участков принесет в казну региона 4,5 млрд рублей ежегодно...

Охранные зоны работают, когда они включены в кадастр. Это должны делать (теоретически) муниципальные власти при разработке документов терпланирования. Если у них есть финансирование, время и желание. Получается по-разному.

Например, в Гатчинском районе фермеру отказали в утверждении схемы выбора участка. Причина: «не отображена зона санитарной охраны» Орловских ключей и Таицкого водозабора. Суд принял сторону фермера. В Васкелово индивидуальный предприниматель судился с МТУ «Росимущества». Он арендовал у федералов участок под рекреацию, собирался, видимо, построить гостиничку. А потом получил градплан и выяснил: 89% арендованного участка попадают в водоохранную зону, причем даже не во второй, а в первый пояс. С него еще пытались взыскать арендную плату, но арбитраж отказал в иске. В марте 2021-го областной суд велел Всеволожской администрации пересмотреть договор о предоставлении участка ТСН «Современная деревня»: надел залез в водоохранную зону Серебряного ручья...

То есть на данный момент нахождение в водоохранной зоне — не столько запрет, сколько риск. Причем далеко не всегда его можно определить на стадии проекта, до заключения сделки.

Экологи считают, что снятие ограничений ускорит освоение прибрежных земель — со всеми вытекающими рисками. Зато муниципалитетам не придется тратиться на включение «зон с особыми условиями» в кадастр. А на продаже участков у воды можно неплохо заработать. Правда, с качеством воды могут возникнуть проблемы.

 

Чей берег?

 

Параллельно муниципальные власти выясняли, как правильно сдавать в аренду береговые участки и можно ли это делать в принципе.

Юристы Росреестра уточняют: такой договор можно заключать только на аукционе и только с условием — обеспечить «свободный доступ граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе». В судебной практике встречается разное. Например, дела, в которых указано: «предоставление участка в границах береговой полосы водного объекта в аренду недопустимо». В другом деле — наоборот: «каких-либо препятствий в пользовании береговой полосой ответчиком не чинится, участок не огорожен, на нем не находится никаких объектов».

Резюмируем. Угроза сокращения общедоступных берегов есть. Но! Чтобы сдать береговой участок в аренду, чиновники обязаны провести торги. И либо включить в договор аренды условия «свободного прохода», либо оформить сервитут.

Приватизация участков в береговой полосе действующим законодательством не предусмотрена. Это подтверждается и письмом Минприроды России от 09.08.2016 N 14–31/20039.

«Береговые» споры и протесты против застройки береговых зон — это наша повседневность. Такие конфликты тлеют на Нахимовском озере, на озерах Лассылампи и Вероярви, на берегах Ладоги и десятков других водоемов поменьше.

Комментирует Олег Лодянов, старший юрист корпоративной практики Rightmark Group:

«Теперь, чтобы Росреестр не отказал в регистрации договора аренды береговой полосы, в нем следует специально оговаривать право граждан на свободный доступ к ней. Получит ли мнение Росреестра поддержку в высшей судебной инстанции — неизвестно, поскольку оно основано на решении лишь одного из апелляционных судов. Ранее Верховный суд придерживался иного мнения: отсутствие в тексте договора подобных условий не делает его недействующим, так как и без них это право существует. Важно лишь, чтобы доступ был фактически обеспечен. Закон определяет "свободный доступ" как право свободно, без каких-либо разрешений находиться на береговой полосе, и дополняет его свободным пользованием для передвижения и пребывания около водного объекта, в том числе для осуществления рыболовства и причаливания».

Активисты-экологи оценивают новый подход по-разному. Одни полагают, что обязательное требование «свободного прохода» позволит успешнее оспаривать сомнительные договоры аренды. Другие опасаются дальнейшей застройки берегов.

если понравилась статья - поделитесь:

comments powered by HyperComments